Давайте поболтаем?
Позвоните нам: +7 495 258-46-42
Или напишите: hello@adconsult.ru
Или просто оставьте ваш телефон, и мы вам очень быстро перезвоним.
Это ни к чему вас не обязывает.

«Каждый, кто работает в рекламной индустрии, должен идти в ногу с ней, а лучше — бежать впереди»

Светлана Шарафутдинова
Операционный директор ADCONSULT


Валерия Чертовикова
ADCONSULT
— Светлана, я знаю, что ты пришла в digital еще в 2001 году, и меня интересует сама история — каким ветром тебя сюда принесло?

Ведь, насколько я знаю, у тебя профильное образование филологическое, я ничего не путаю?
— Точно. Я писатель. Это была такая история: я искала подработку во время учебы в литинституте. Вообще-то, первым местом работы был Макдональдс, но там я пробыла очень недолго, около четырех месяцев.

Одна моя знакомая работала в Rambler, и она позвала меня работать вместе с ней. Так я попала на «прирамблеровские» проекты — Doktor.ru, Mamа.ru и Eva.ru. И уже дальше оттуда я перешла в агентство AdWatch, и это затянуло, оказалось очень интересно и здорово.

У меня, видимо, достаточно хорошо получалось, потому что по карьерной лестнице двигалась я быстро, к все более сложным задачам.

Светлана Шарафутдинова
Операционный директор ADCONSULT, г. Москва
Литературное образование я получила, но, по сути, одновременно и разочаровалась в нем.
Потому что в публицистике твои первые шаги — все равно через журналистику, а это дело мне очень не понравилось, оно неприятное и немножко грязноватое.
— Получается, что путь в digital начался с написания контента, или это были совсем другие задачи?
— Нет, это была продажа рекламы! Банеры, статьи. Я работала с разными клиентами, от Johnson&Johnson до разных московских клиник, центров флебологии и так далее.
— Процесс коммуникации затянул и не отпустил?
— Ну, скорее, там была продажная история. Я попробовала себя как продавец, проработала года два, но дальше перешла в AdWatch уже на медиапланирование. И больше продажами, как таковыми — холодными или не очень холодными — не занималась. Сперва медиапланирование, а потом аккаунтинг.
— В медиапланировании ты получала всю практику с полей или опиралась на какое-то дополнительное образование?
— Все по бразильской системе. Более того, в 2004 году, когда я стала диджитальным медиапланером, этому никто не учил. Таких факультетов не было в институтах, как сейчас — «Менеджмент», например, где немножко рассказывают про основы медиапланирования. Тогда все было только по бразильской системе — коллеги объясняют, а дальше вникаешь сам, что да как.
— А как сейчас обстоят дела с профильным образованием? Кроме менеджмента, диджитальная история где-то в профильных вузах преподается?

Или это по-прежнему только узкоспециализированные обучающие курсы от агентств, от практиков? Куда кидаться человеку, который хочет развиваться в сфере digital?

— В институтах есть курсы, в том числе, по диджитальному планированию. Но по моему опыту последних лет, когда я искала медиапланеров «для себя», в свою структуру — не всегда они дают соискателям действительно хорошие знания.

Во-первых, чаще всего это просто один из небольших курсов. Точно так же, наверное, курсом преподают какие-то основы планирования телека, по другим ресурсам не знаю, я не искала медиапланеров на другие медиа. Но, в любом случае, дальше происходит отсеивание по адекватности соискателя.

Не всегда у людей остается в голове то, что нужно. В принципе, у работодателя всегда есть достаточно простые вопросы, которыми можно проверить квалификацию человека. А для соискателя — если хорошо погрузишься, если попробуешь что-нибудь сделать, изучишь среду, то, наверное, на эти вопросы сможешь ответить.

Конечно, если ты ищешь работу в сфере digital-медиапланирования, прежде чем идти на собеседование, сначала нужно подготовиться и понять, хотя бы, чем Яндекс отличается от Mail.Ru, чем порталы отличаются от тематических сайтов, какими инструментами какие задачи можно решать.
— Быстрота продвижения по карьерной лестнице в этой сфере от чего больше зависела? От личных талантов, от специализации, от скорости реакции? В то время на рынке было непаханое поле для работы?
— Мне сложно судить, почему на тот момент мои руководители принимали такие решения. Я была достаточно «зеленая». Но думаю, что, во-первых, причина роста в том, что был недостаток специалистов на рынке, их нужно было учить, и, в общем-то, всегда сначала находили адекватных людей, и потом их растили.

Научить медиапланированию было достаточно просто и быстро, особенно в тот момент, потому что отчетность была очень простой. И я думаю, вырастить молодого специалиста до руководителя было проще, чем искать готового человека, способного руководить медиапланерами. При отсутствии профильного образования, готовые специалисты — это были люди из других агентств, или люди какой-то безумной квалификацией с площадок.

Тогда только строилась, по сути, вся система рекламы в диджитале. Вернее она, конечно, уже была, но не было многого из того, что на сегодня для нас привычно, Google Analytics, например. Тогда большая часть сайтов продавалась в статике. Было совсем другое время. Так что главный критерий — адекватность, все-таки.
В первую очередь, руководителям важна адекватность и скорость обучения сотрудника.
— Как ты оказалась в международной компании Dentsu Aegis?
— Агентство AdWatch, в котором я работала было продано группе компаний Atgis в какой-то момент.
— Стандарты международной группы компаний как-то поменяли структуру работы?
— Я бы не сказала... Более того, я думаю, что группа Aegis и была выбрана моими бывшими коллегами в качестве стратегического партнера именно потому, что она практически не затрагивала внутренние процессы в компаниях, которые она приобретала. Никаких революций не было, сотрудники агентства получили доступ к экспертизам, которые дает группа, и разным другим полезным вещам.
— То есть все осталось на том же экспертном уровне, все процессы отстроены…
— Да, и стало проще получать информацию.
— Теперь давай про сегодняшний день. Сколько лет ты уже с ADCONSULT, что входит в обязанности операционного директора, какие задачи?
— C ADCONSULT я плотно работаю второй год. Но наблюдаю за ребятами достаточно давно. Сейчас я операционный директор и руководитель проекта ADCONSULT Network.
На данный момент большая часть моего внимания уходит на то, чтобы сделать наш Network интереснее, полезнее, выгоднее для участников.
Привнести туда свою экспертизу, которая у меня есть, и развивать другие полезные истории.

Кроме этого, есть, конечно, и другие вопросы. В общем-то, вся сфера деятельности ADCONSULT так или иначе меня касается, я в нее интегрирована на разных уровнях.
— Есть у тебя еще какие-то проекты, которые ты ведешь помимо ADCONSULT?
— У меня еще есть семейный бизнес в Белорусии — завод по производству антикоррозионных материалов на основе эпоксидных и полиэфирных смол. Мой муж занимается этими вопросами, но я, естественно, иногда тоже подключаюсь к их разным задачам.
— Как рыбак рыбака спрошу: в чем сила ADCONSULT, каким магнитом тебя притянуло сюда, что подкупило?
— Кроме того, что мы сто лет уже знакомы с ребятами? Знаешь, я за свою долгую жизнь в разных рекламных агентствах группы Dentsu Aegis очень много была на разных тренингах, курсах. Когда ты молодой, «зеленый» специалист, тебе все интересно и полезно, но через какое-то время ты понимаешь, что они (тренеры) все ходят по кругу.

Меняются компании, которые оказывают услугу, но говорят они одно и то же, по сути. Ты пытаешься продвинуться на следующий этап, приходишь уже с новыми вопросами, а они не готовы интегрироваться в твою проблему. Хотя группа небольшая, десять человек, но спикеры не готовы перестраивать то, что рассказывают, под твои наболевшие задачи. Ну, может быть, тут еще вопрос квалификации групп, но все же.

Я в какой-то момент перестала ходить на какие-либо тренинги. Последний, пожалуй, который я считала полезным для себя, это был тренинг по актерскому мастерству. Такая вещь, которая просто совершенно необходима людям, которые идут и что-то кому-то вещают. Вот. А все остальное было хождением по кругу, одно и то же, не интересно.

Я скажу, что меня держит с ADCONSULT — то, что мы приносим пользу людям, развиваем их умения.
Предлагаем решения не шаблонные, а интересные и полезные, каждый раз подстраивающиеся под рекламный бизнес.
И это ценно, важно. Можно написать одну программу и ездить с ней десять лет, но гораздо важнее меняться самому вместе с изменениями в рекламной среде, видеть эти изменения.

Валерия Чертовикова
ADCONSULT
— Вот как раз к вопросу про поездки и бизнес-трипы, откуда ребята привозят массу опыта и обратной связи о том, что происходит на рынке. Есть такое распространенное заблуждение, что все диджитальщики работают на удаленке, из любой точки мира, путешествуют и выстраивают свою жизнь и работу совершенно комфортным для себя образом.

Скажи, пожалуйста, у тебя это как происходит? Можно ли совмещать качественную работу с таким образом жизни, был ли в твоей жизни опыт работы на удаленке?
— Пару лет, в перерыве между выходами в разные агентства, я работала с Васей Воропаевым, который основал тогда проект Free-lance.ru. Поэтому, естественно, я тогда была исключительно на фрилансе. У меня достаточно большой опыт работы не в офисе, а из дома, или еще откуда-то. Но я уверена, что это не вопрос бизнес-процесса работодателя — «Мы всех переводим на фриланс» или «Мы всех заставляем ходить в офис». Это вопрос каждого сотрудника, которого они нанимают, вопрос к нему, к сотруднику: «А может ли этот человек работать удаленно?».

Потому что часть людей лучше справляются, находясь не в офисе, а в комфортной для себя среде — в кафе, дома. А другим совершенно необходимо иметь место, куда он может приехать утром, сказать: «Моя личная домашняя жизнь закончилась, сейчас началось рабочее время». Тут нельзя сказать, что для всех могут подойти оба варианта, это индивидуально.

Светлана Шарафутдинова
Операционный директор ADCONSULT, г. Москва
— У тебя есть талант к самоорганизации, или этому пришлось научиться? Когда работаешь дома, семья как-то помогает, относится с пониманием?
— Наверное, у меня это внутреннее все-таки. В тот момент, когда я перешла на систему фриланс в первый раз, я не почувствовала никакого дискомфорта. Это было после некоторого перерыва в рабочих процессах. Я просто интегрировалась с разными облачными сервисами, со своими коллегами, и, в общем-то, не чувствовала никакой сложности.

Но надо сказать, что ребята были профессионалы, с точки зрения организации работы на фрилансе. Был офис, хочешь — приезжай, если нужно поговорить и посмотреть друг другу в глаза.

У меня был опыт офисной работы, но когда мы говорим про агентскую работу, то независимо от медиа, у всех похожие истории.
Здесь никогда не бывает работы от звонка
до звонка.
Она выходит за рамки, в совершенно неприличное время, и ты просто вынужден хотя бы приехать домой, чтобы тебя там не забыли, что ты еще существуешь, макароны что ли сварить.

И, поэтому, даже когда я работала в офисе, и было совершенно необходимо туда ездить, потому что там сидит команда, с ними надо общаться, там проходят все встречи — все равно вечером приходишь домой и снова работаешь. И болеть сильно эта сфера деятельности не позволяет. Поэтому для меня это легко интегрировалось, может быть, есть какие-то внутренние особенности, качества. Я могу и так, и этак.
— С 2001 года мы ушли достаточно далеко, сейчас сфера интернет-продвижения гораздо глубже, детализированней, и инструментов невообразимое количество. Какова сфера твоих профессиональных интересов, кроме медиапланирования?
— Управление командой и аналитика — это те вещи, которые мне очень интересны. Аналитика диджитальная, например, как сделать так, чтобы твой сайт начал приносить в десять раз больше денег, не внося глобальных структурных изменений? Вот такие вопросы мне всегда были близки и понятны.
— А если этот вопрос экстраполировать чуть шире — есть мнение, что искусственный интеллект в ближайшее время многих маркетологов и digital-специалистов оставит без работы. Где, с твоей точки зрения, зона голубого океана в digital?
— Искусственный интеллект — это прекрасно, но я не думаю, что в ближайшем обозримом будущем он будет решать очень глобальные и сложные задачи. А если мы говорим про сопровождение рекламных кампаний крупных клиентов, какие-то процессы, возможно, будут упрощены.

Сотрудники и в мелких, и в крупных агентствах загружены очень плотно, и, возможно, это станет оптимизацией расхода их рабочего времени. Но бесконтрольная рекламная кампания, тем более на крупные бюджеты — три, четыре, десять, пятнадцать миллионов — она не может остаться без присмотра.

Потому что любой бот может слажать, и ничего хорошего в результате не выйдет. Какой-то присмотр за крупными бюджетами точно будет. А вот за мелкими процессами присмотра, наверное, и не нужно. Люди, исполняющие простую работу, которую может выполнить бот на простейшем уровне, должны будут развиваться и двигаться в более высокоинтеллектуальные области, чтобы обогнать машину.

И это хорошо, потому что люди не должны в агентствах сидеть и шаблонно отвечать на шаблонные вопросы, а должны развиваться и двигаться вперед.
Если человек останавливается, а его работу уже может выполнить машина или бот, значит, он сам умирает как профессионал.
— Как человек, мыслящий масштабно, какую профессию будущего ты бы пожелала своим детям? Если на лет десять-пятнадцать смотреть вперед?
— Профессию будущего именно в рекламе, диджитале?
— А вот и ответь, ведь бывает часто, когда родители не желают такой же, как у себя, профессии своим детям?
— Это скорее будет из области желания, что я не успела сделать, и что, возможно, успеют сделать мои дети, наверно так. За них предполагать сложно, я не могу сказать, что не пожелаю своей профессии своим детям, или наоборот, буду их убеждать, что это интересно и круто.
Своим детям я пожелала бы полететь в космос.
Попробовать поработать не в другом городе, в офисе или дома, или в другой стране, или на другом континенте, а на другой планете.
— Я же говорю, ты — масштабно мыслящий человек.
— Очевидно, что мы с тобой туда не полетим.

Валерия Чертовикова
ADCONSULT
— Будем оптимистами! Светлана, расскажи, от чего ты получаешь главный кайф в работе? Кто-то ловит эмоцию от общения, кто-то получает чисто эстетическое удовольствие от решения аналитической задачи. В чем твой кайф? Когда ты понимаешь, что все не зря?
— Я, как человек с внутренним прозвищем «человек-напоминашка», любящий планировать все от и до, вперед на месяц, с поставкой задач себе лично и движением по ним — я получаю кайф, когда задачи очень разноплановые. Одни приносят больше внутреннего удовольствия, другие меньше.

Кайф, наверное, когда ты взялся за какую-то историю, которая тебе раньше была не знакома, и в результате определенных шагов в ней разобрался и понял, что ты двинулся вперед, — это кайф.

Кайф, когда ты напланировал себе большой пласт работы и реально по нему прошелся, достиг своих внутренних целей. А то и перевыполнил, и пошел еще дальше — вот это тоже кайф. Есть задачи для отдыха, есть задачи для изучения нового, есть обычные рутинные истории, но каждое из этих направлений может принести свой кайф.

Светлана Шарафутдинова
Операционный директор ADCONSULT, г. Москва
— Что бы хотелось сказать участникам сети ADCONSULT Network и всем людям, которые еще только смотрят в сторону прокачки своих навыков?
— Хочу сказать, что учиться — это очень круто, и тот человек, который перестает учиться, он перестает двигаться вперед. Хорошо, если мы в ADCONSULT можем вам помочь, и вы чувствуете, что вам удобно и комфортно — это здорово. Если нет, то ищите.

Я за то, чтобы люди искали какие-то места, где они могут получать для себя полезность, и не стоять на месте. По-моему, это очень важно, и каждый, кто хочет остаться в индустрии и в рекламной среде, должен идти хотя бы в ногу с ней, а лучше — бежать впереди.