«Качество — это когда клиент возвращается в типографию»

Эдуард Мошкарин
ИД «Частник», Иваново
Разговор с Эдуардом Мошкариным из издательского дома «Частник» на Клубной встрече ADCONSULT–2018 в Минске.
Клубная встреча ADCONSULT–2018 в Минске
«Качество — это когда клиент возвращается в типографию»
Эдуард Мошкарин, ИД «Частник», Иваново
Полная расшифровка (транскрипт) видеоинтервью:
точное воспроизведение разговорной речи участников отражено в легком безумии грамматических конструкций и неоконченных предложений
— Эдуард, 2018 год, Иваново.

Какие критерии выбора полиграфического партнера у Ивановского бизнеса? И как этим критериям соответствовать?
— Хороший вопрос.

Начнем с того, что выбор партнера именно полиграфического, он, думаю, что одинаков.

Для рынков без разницы — ивановский рынок, московский, федеральный.

То есть всегда подрядчик, партнер, он выбирается по определенному ряду критериев, которые должны устраивать заказчика.

Тендерная история, к сожалению, которая приобретает большой масштаб на сегодняшний день, она не позволяет вот эти критерии выбора сделать качественными, поэтому очень часто люди остаются недовольными…

Эдуард Мошкарин
ИД «Частник»
— Продукцией.
— …продукцией… да, подрядными работами, и поэтому предпочитают, на самом деле, выбор осуществлять лично, потому что здесь игра в долгую всё равно.

То есть, если мы говорим именно про партнерские отношения и про определенный объем продукции, который требуется заказчику на протяжении длительного времени.

Разовые заказы, понятно, что размещаются на несколько иных критериях, то есть где в первую очередь играет цена-качество-срок.

Как любят шутить полиграфисты, «выбери любые два» из этих двух, поскольку достичь три практически невозможно.

Имеется в виду быстро, дешево и качественно, то есть, выбирай любые два.

Но, тем не менее, рынок полиграфии, в целом, он претерпевает тоже определенные изменения вместе со всем рынком, на котором мы сейчас находимся.

Часть рекламных и периодических изданий, они сокращают тиражи и уходят из бумаги, то есть, бюджеты сокращаются, но происходит рост сегмента упаковочных материалов.

Особенно никуда не делся фармацевтический рынок, рынок пищевой упаковки, рынок упаковки товаров, в том числе товаров быстрого оборота, поэтому сейчас вектор направления именно сюда.

Поэтому наша типография, которая большую часть времени специализировалась все-таки на рекламе на периодике.

Хотя и всегда имела в своем портфеле заказы для диверсификации и поддержании стабильности работы, в том числе, из упаковочной отрасли, то есть, мы сейчас смотрим сюда.

В прошлом году купили новую машину.
— Да, поподробнее.
— Следующий вопрос. Это первая машина подобного класса, которая была поставлена в Россию.

Я могу долго рассказывать про ее преимущества, на самом деле, про технологии.

Ну, я думаю, не в рамках нашего интервью.

Денис Баталин
ADCONSULT
— Безусловно! В чем преимущество первой в России машины, которая оказалась у вас, в Иваново, для твоих партнеров уже существующих?

Что-то там станет глубже, красивее, ярче…

Можешь рассказать про это?

— Ну, да, конечно.

Основная конкуренция в производственных линиях, она на сегодняшний день заключается, на самом деле, не в том, что «глубже, ярче, шире, больше», а, в первую, очередь «быстрее, дешевле и стабильнее».
— Почти все три.
Эдуард Мошкарин, ИД «Частник», Иваново
— Да. Совершенно верно.

То есть, в основном, во главе угла стоит экономика, экономические моменты, связанные, в том числе, с цифровыми технологиями, которые отодвигают рынок большой полиграфии от коротких тиражей.

Производители и типографии не хотят сдаваться, и поэтому придумывают технологии, которые позволяют на классических офсетных машинах, получать экономические интересные результаты на тиражах, которые расширяют диапазон возможностей.

Здесь, соответственно, машины именно с такой технологией, которая впервые в мире была представлена, на самом деле, в 2008-ом году, но она была представлена только в малых форматах — в форматах А3.

В 2016-ом году они показали машину во втором формате.

И, собственно говоря, мы очень долго собирались менять оборудование.

Несколько раз нам этому мешали объективные и субъективные причины — то кризис, то не готовность инвестировать в валюте.

В результате подготовительных действий в течение двух лет мы подошли к процессу, подписали контракт, машина пришла, мы очень довольны.

Общий вектор направления — это снижение человекозависимости, человекозависимого фактора.

Как показывает практика, основные проблемы всё равно заключаются в качестве производства или в качестве конкретной продукции, они всё равно заключаются в людях.

И большое количество сейчас производителей идет по принципу simply-smart, то есть, как можно проще, как можно легче.

И, да, мы скоро будем роботами, которые прислуживают для технологических процессов, я думаю, почти во всех сферах.
— Слушай, новое оборудование — это, скорее, новые горизонты экстенсивного развития?

Или вы будете интенсифицировать уже существующие отношения с клиентами, предлагать им новые какие-то варианты продукции?

Что, что дальше?

— Нет, безусловно, это оба направления, но мы прекрасно понимаем, что в отличии, например, от издательского бизнеса, который тоже есть в группе наших предприятий, то есть полиграфический бизнес, он несколько шире и не скован региональными границами.

То есть, если мы все-таки делаем какой-то медиум, мы его делали всегда на регион, поэтому мы были закрыты регионально-территориальным таким принципом.

То для производства и изготовления полиграфической продукции этих границ нет.

Логистика сейчас прекрасная, возможность поставить свою продукцию или исполнить заказ для заказчика из любой части региона для себя ставим, в рамках экстенсивного пути развития.

Потенциал экстенсивного пути развития, он выше, чем просто на просто увеличить объем заказов от существующих клиентов, потому что у них есть свои ограничения.

Пойдем двумя путями, но больше ставку и шансы делаем на экстенсив, то есть будем расширять регион своего присутствия с точки зрения заказов.

Эдуард Мошкарин
ИД «Частник»

Денис Баталин
ADCONSULT
— Сейчас клиент, который делал у вас большой заказ, какой-то большой тираж, как далеко он находился?

Пытаюсь задать вопрос, как вот ты сказал, что ограничено только ЦФО, самый отдаленный регион, с которым вы работали?

— Ну, наверно, это были заказы питерские.

Даже нет, если говорить про самые отдаленный регион, то есть, мы печатали и для Германии, в том числе.
— Ха-ха-ха, для Германии?
— Да-да-да. У нас были заказчики из Германии.

То есть мы печатали туда. Но понятно, что это разовые вещи, это не история, связанная с большим объемом поставок и так далее.

Питер заказывал.

Очень большой объем заказов идет из Москвы, из московской области. В принципе, мы на этот регион работаем.
— Они выбирают вас, потому что у вас есть оборудование, которого больше ни у кого нету, а ещё потому что, продолжи…
— Еще потому, что мы дешевле...

Мы по каким-то параметрам, по определенным, видимо, устраиваем наших заказчиков больше, чем те, кто могли бы им предоставить эти услуги, и находятся ближе.

На самом деле, таких параметров очень много.

Вот сейчас последнее время говорят о доверии, и не все отношения, особенно между людьми их можно формализовать или загнать в какие-то регламенты, особенно если эти отношения: «Мне нужно вчера!».

Если как бы эти отношения сложились и длятся долго, именно партнерские отношения…
— Вы сделаете вчера?
— Мы сделаем «вчера», да.

То есть мы сделаем вчера, без предоплат, без ничего, отправим, отгрузим, потому что он уверен в нас, что мы это сделаем.

А мы уверены в нем, что он обязательно заплатит за эту работу.
— Как растить печатников? К оборудованию же еще и мозги нужны.
— Да, это большая проблема, не только наша, это проблема, видимо, мировая, раз выбирают именно такой тренд — simply-smart.

Хороший вопрос, на самом деле, про печатников, потому что эта профессия считалась в свое время и долгое время «беловоротничковой».

Нужно было работать печатнику не только руками или не сколько руками, но и мозгами, то есть, прекрасно знать все технологические процессы, причинно-следственные связи.

Это как игра на скрипке, то есть, во всяком случае, большое количество преподавательско-профессорского состава, с кем мне довелось пообщаться в рамках вообще работы полиграфической отрасли, они сравнивали именно это с искусством.

И искусство именно работы, как игры на скрипке — есть инструменты, есть ноты, есть общие правила, классика, но одно и то же произведение разные люди сыграют по-разному.

Безусловно, есть стандарты, безусловно, в первую очередь на сегодняшний день выходит технология, и машины позволяют это уже контролировать самостоятельно.

Когда системы контроля автоматизированного на производственных линиях было недостаточно, эту функцию выполнял печатник, то есть он должен был знать, как играть.

Эдуард Мошкарин
ИД «Частник»
— Смотреть на цвет…
— Да, совершенно верно.

Более того, всё равно в стандарты всё не загнать.

Тут вот совсем недавно мы говорили про стандарты качества, то, в общем, такая дискуссия, она выходит гораздо дальше за тему «как проверить стандарт качества по дизайну» или «стандарт качества по выполнению работы, решения продукта».

Эта дискуссия имеет отношение, наверное, вообще ко всем отраслям, в которых производится какой-либо продукт.

Так, потерял мысль.
— Мы про печатников, мы про печатников говорили…
— Про их проблемы…

То есть это проблема, потому что, если раньше при Советском Союзе были соответствующие техникумы, школы, ПТУ при больших типографиях.

То последний выпуск, лично в нашем городе, был в 1991-ом году специалистов этой области.

Поэтому ищем, находим, предлагаем.
— Скажи честно, ты как руководитель «А-Грифа», как тот самый хирург, иногда идешь в операционную, стаешь к станку?

Приходится?

— Нет.
— Принципиально?
— К станку не встаю.

Дело здесь не в принципе, а в понимании достаточно простой вещи.

Образно говоря, это ЗУН — знания, умения, навыки. Если знания у меня есть, то умения, навыки отсутствуют полностью, потому что…
— Конечно, работать. Лучше просто стоять у станка.
— Совершенно верно, да. Нет, какие-то вещи — да, какие-то вещи я могу помочь столкнуть стопу, правильно оценить качество печатного листа.

Но для того, чтобы виртуозно работать на любом… это так же, как водить машину, то есть, знать, как ее водить, уметь и иметь навыки — три разных ипостаси водителя.

Поэтому, к сожалению, нет, но в типографии бываю, бываю не редко на сегодняшний день, поскольку именно сейчас меня как раз волнуют вопросы, связанные с интенсивным и экстенсивным путем развития.

С увеличением производственных мощностей — необходимо их дозагружать, а чтобы их дозагружать, надо править, в том числе, и существующие на сегодняшний день косяки.

Работать с претензиями, и налаживать это именно в рамках определенных регламентов и технологичного цикла, чтобы это были не разовые какие-то поправочки.

А вот правильно выстроенная линейка, которая бы минимизировала, вообще говоря, возврат клиентом нашей продукции.

Эдуард Мошкарин
ИД «Частник»
Вообще, очень хорошая мысль, которую пытаюсь сейчас внедрить в головы сотрудников своего предприятия, что качество — это когда возвращается клиент в типографию.
— Качество — когда возвращается клиент. Очень круто, очень.
— Да, да. Правда не тогда, когда он возвращает продукцию.

Денис Баталин
ADCONSULT
— Это здорово, здорово.

Последний я тебе вопрос задам.

Знаешь, есть самая неблагодарная работа — это делать прогнозы, но самая благородная — это заниматься футурологией.

Пять лет прошло, «А-Гриф», какой он?

— Какой он? А он всё тот же.

Конечно, сейчас мы находимся на новом витке развития, мы с освоением новых технологий и с установкой современнейшего оборудования, осваиваем в том числе и новые горизонты.

И плюс ко всему, мы стараемся быть ближе, и, честно говоря, вот на сегодняшний день, основная задача перед «А-Грифом» стоит — это все-таки развитие сервисных технологий.
— Это что ты вкладываешь сюда?
— Под пониманием сервисных технологий я понимаю обслуживание клиентов наших.
— Такой режим единого окна или большой красной кнопки? Или как?
— Это слишком упрощенный вариант, что одно окно, красная кнопка. Нет.

Мы пытаемся сейчас создавать клиентские сервисы, потому что, на самом деле, все клиенты, они разные — одному одно интересно, другому — другое, кто-то может и сам в личный кабинет зайти, посмотреть.

Именно работаем над сервисными моделями по обслуживанию, по прохождению заказов.

Этого, на сегодняшний день, у нас не было в большом объеме.

Возможности были, но они не предоставлялись.

Вот мы сейчас начинаем их предоставлять, эти возможности, собираем обратную связь, соответственно, корректируем формат.

Это и вариант e-mail рассылки, sms-оповещения о статусе заказа, это возможность через личный кабинет сделать сверку без звонков менеджеров.

Эдуард Мошкарин
ИД «Частник»
— Это уже есть?
— Это уже есть.

Соответственно, мы продолжаем двигаться в этом направлении, точно так же, как расширять свои собственные знание и возможности, с точки зрения ассортимента продукции, которую мы будем делать.

Вот сейчас на «пищевку» пошли, то есть для себя попробовали такие технологии, о которых, честно говоря, раньше не думали.

При создании коробок для пищевой упаковки.
— Слушай, особенно учитывая те инициативы, которые, ты наверняка слышал, по поводу, где ни по́шлин на оборудование, которое производит упаковку.

Мне кажется, у вас там открываются новые горизонты.

— Ну, значит, мы успели, потому что мы успели ввести это еще даже без НДС, поскольку с прямым контактом.

Денис Баталин
ADCONSULT
— Понимаешь, тебе некогда было читать новости, пока мы работаем здесь на клубной встрече, но, действительно, вчера с такой инициативой вышли.

Отлично, буду держать кулаки, пальцы, чтобы у вас было ровно так, как вы задумали.
— Спасибо!

Клубная встреча ADCONSULT–2018 в Минске
«Качество — это когда клиент возвращается в типографию»
Эдуард Мошкарин, ИД «Частник», Иваново